blondy

Stakes are very high





В эту пятницу мне выключат возможность заходить в личную почту с рабочего компьютера, и это невозможно сэд. Вот, например, Spam в gmail'овском ящике всегда заставляет меня улыбаться - то be thin, то penis growth. А теперь не будет этого, фыр-фыр. В общем, мне уже мерещатся безрадостные и безжежешные будни, полные меморандумов и договоров лицензирования. В последнее время умные мысли посещают меня тогда, когда я перехожу дорогу на Трубной между Неглинная плаза и моим бизнес-центром, пытаясь устоять на каблуках в потоке машин (я не умею стоять на светофоре, да) и не облиться кофе из Я-люблю-Москву-стаканчика Кофемании. Мысли про работу, про друзей, про близких. Про то, чего я хочу достичь. Про мой дом - от виллеройбошевских чашек до формы спинки кровати. Принятие принципов рационального гуманизма сопровождается у меня атрофией словесных навыков - на удивление не хочется говорить, читать, смотреть фильмы и вообще ограничить обмен информацией. Я коплю внутри себя какую-то силу, по вечерам забираюсь к нему на ручки и ем там малинку. И хочется только теплых платьев, и чтобы на сердце было легко. Никаких наворотов и кринолинов, ненавижу этот душевный бель-эпок и арт-нуво, когда фонтаном наружу - плохое, хорошее, всё без разбору. В этом тепле я становлюсь неинтересной, блёклой, немножко смазанной картинкой - Оля меня такую не любит. А я сейчас так четко понимаю, чего я хочу от жизни, как никогда. Ровным почерком в двух графах на разлинованном листе, и этого нет ни в одном моем списке. И жилкой бьется только вопрос, с кем я хочу эту жизнь. Потому что одной, для себя я жить не научусь. А быстро прыгнуть в эту манящую, но такую холодную воду у меня пока не получается. Но как же интересно это, черт побери, как же интересно!